avangard-pressa.ru

Государство и право россии первой половины xix в. - Финансы

Россия вступила в XIX в., будучи крупнейшей державой в Европе по территории и количеству населения. Перепись 1795 г. насчитывала 37,4 млн человек. Такому крупному государству суждено было играть важную роль в делах европейского континента и испытывать на себе влияние происходивших в Европе событий.

Россия оставалась по форме правления абсолютной монархией, основанной на сословной структуре общесва. Население было разделено законом на четыре рода, или состояния, но внутри этих сословий выкристаллизовывались социальные группы, свидетельствовавшие о развитии капиталистических отношений, – это буржуазия и работные люди. Законодательство о крестьянах подтверждало намерение правительства освободить наиболее жизнеспособных из них от крепостной зависимости и постепенно отменить крепостное право вообще. В ст.687 Свода законов записано: «Крепостное состояние, единожды прекратившееся, никогда уже восстановлено быть не может...»

Необходимость преобразований утверждалась в проектах и речах современников, прежде всего М.М. Сперанского, который писал: «Не может никакое сословие народа иметь исключительные права на владение какою-либо собственностью в государстве, но все могут обладать тем, что ими в собственность приобретено. Народ должен участвовать в составе законов, ежели не всех, то по крайней мере коренных. Все имения народа наследственны, но должности его все избирательны. Суд народа проистекает от равных ему»1. Выдвигаемая им идея разделения властей осталась неосуществленной, хотя определенные преобразования и были проведены.

Высшим государственным органом стал Государственный совет, имевший законосовещательные функции. Его основной задачей являлось приведение всей правовой системы страны к единообразию. Сенат постепенно превратился в высший судебный орган, правда, поначалу он имел значительно более широкие функции и даже должен был делать заключения для императора о несоответствии издаваемых указов существующим. Органы отраслевого управления — министерства — существенно отличались от коллегий единоначалием и бюрократической структурой. Естественно, что для решения межведомственных вопросов созывались совещания министров, которые в 1812 г. были организационно и законодательно оформлены как Комитет министров. Функции высших органов власти неизбежно переплетались: Комитет министров занимался не только делами высшей администрации, а Государственный совет был не единственным органом, в котором обсуждались законопроекты. Статус Комитета министров отражал характерное для феодальной монархии преобладание управления над законностью. В этих условиях очень многое зависело от личных качеств императора, который получил широкие возможности для контроля и руководства в середине 20-х гг.

Наряду с совершенствованием государственного управления в данный период усиливается роль закона и в очередной раз встает вопрос о систематизации законодательства.

Привлечение к работе М. М. Сперанского (1772-1839 гг.) и образование в 1826 г. II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии ускорили кодификацию законодательства Российской Империи.

М. М. Сперанский наметил программу систематизации законодательства, выделив в ней три этапа - сбор в хронологическом порядке всех изданных ранее законов (Полное собрание законов), выявление действующих законодательных актов (Свод законов) и издание уложений по отдельным отраслям законодательства.

На первом этапе были собраны законы с 1649 г., т. е. начиная с Соборного Уложения и до Манифеста о вступлении на престол Николая I (12 декабря 1825 г.). В сорок томов первого издания Полного собрания законов Российской Империи (СПб., 1830) вошло 30 600 законодательных актов. Справочный аппарат Полного собрания законов включал хронологический реестр (т. 41), алфавитный указатель (т. 42), а также книги штатов, чертежей и тарифов (т. 43-46). Одновременно началась подготовка второго издания Полного собрания законов Российской Империи, в которое вошли акты с 12 декабря 1825 по 1881 г. (55 томов). В третье издание поместили законы с 1881г.

Полное собрание законов Российской Империи создало основу для консолидации действовавшего нормативного материала и подготовки собрания действующего законодательства, результатом чего явилось издание в 1832—1833г. Свода законов Российской Империи, вступившего в силу с 1 января 1835 г. В нем была проведена отраслевая систематизация действовавших актов без их изменения. В случае расхождения положений Свода законов с изданными ранее актами, помещенными в Полном собрании законов, юридическая сила признавалась за первоначально изданным актом.

Структура Свода законов Российской Империи также была разработана М.М. Сперанским. В первый том вошли основные законы Российской Империи, которые содержали действовавшие нормы, регламентировавшие общие начала государственного строя. В последующих томах определялся механизм государственного управления (т. 2), законодательный статус бюро­кратии (т. 3), уставы о повинностях, налогах, пошлинах, об особенностях управления горными промыслами, Сибирью и т.п. (т. 4-8), законы о состояниях, регламентирующие общественное устройство и статус отдельных сословий в стране (т. 9). Последующие тома (10-13) посвящены вопросам семейного и имущественного законодательства. Важное место в Своде законов занимали нормы охранительного характера: т. 14 содержал положения об охране безопасности в государстве, о борьбе и предупреждении уголовной преступности, об обеспечении паспортных правил, о регламентации тюремного заключения и ссылки; в т. 15 вошли законы уголовные (ч. 1), а также уго-ловно-процессуальное законодательство (ч. 2).

Первоначально предполагалось переиздание Свода законов через каждые десять лет. Однако вышли лишь второе (1842 г.) и третье (1857 г.) издания. В промежутках между ними в целях дополнения Свода законов печаталось Продолжение Свода законов Российской Империи.

Кодификация законодательства в первой половине XIX в. ограничилась изданием первого в истории России уголовного кодекса – Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., которое также готовилось по планам М. М. Сперанского. Уложение составлялось на основе действовавших уголов-но-правовых норм. В нем учли достижения современной русской и зарубежной уголовно-правовой науки, но много было и пережитков феодального права. Кодекс обеспечивал неприкосновенность верховной власти, веры, сословное неравенство. Стремление к мелочной регламентации привело к увеличению числа составов преступлений, акт получился очень громоздким. Он включал общую (разд. 1) и особенную части (разд. 2-12), состоял из 2 244 статей. Общая часть отводилась понятию и составу преступления, его признакам, формам вины, соучастию, содержала круг действия Уложения по субъектам и т.п. Особенная часть рассматривала государственные преступления, преступления против порядка управления, имущества, лично­сти и пр.

ОБРАЗОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА1

Божиею милостию

Мы, Александр Первый,

император и самодержец Всероссийский,

и прочая, и прочая, и прочая

К утверждению и распространению единообразия и порядка в государственном управлении признали мы нужным установлению Государственного совета дать образование, свойственное пространству и величию нашей империи.

С того времени, как отечество наше, собрав воедино раздробленные некогда удельным владением его силы, природным разумом и твердостью духа отверзло себе все пути к славе и могуществу, внутренние его установления, постепенно усовершаясь, многократно прелагаемы были по разным степеням гражданского его существования.

Истинный разум всех сих усовершений состоял в том, чтоб по мере просвещения и расширения общественных дел учреждать постепенно образ управления на твердых и непременяемых основаниях закона. К сему склонялись многократные постановления о лучшем образе издания законов, об устройстве порядка судного и исполнительного.

Если политические происшествия в некоторых эпохах затрудняли и умедляли шествие правительства нашего к сей постоянной цели, то вскоре наступали другие времена, в коих вознаграждалось прошедшее и сильным движением ускорялся путь к совер­шенству.

Век Петра Первого, Екатерины Второй и блаженной памяти любезного родителя нашего многие гражданские учреждения усовершил, остановившиеся подвигнул и будущие приуготовил.

Таким образом, действием промысла вседержащего, отечество наше во всех временах среди мира и войны неуклонно продолжало шествовать в стезях гражданского его усовершения.

Восшед на престол, первое попечение наше было удостовериться в тех основаниях, кои до дней наших положены были к устройству внутреннего государственного управления. Желание наше всегда было видеть сие управление на той степени совершенства, какой может быть совместен с положением империи, толико пространной и в силах ее многосложной. Наставшие войны и внешние политические превращения многократно отвлекали нас от исполнения сих предположений. Но среди войны и беспрерывных забот, настоящему времени свойственных, мы не преставали мыслить о усовершений внутренних наших установлений.

Зная, сколь существенно для блага верных наших подданных оградить собственность их добрыми гражданскими законами, мы обратили на часть сию особенное внимание. Усилия, кои со времени Петра Великого употребляемы были к дополнению и пояснению гражданского нашего права, доказывают, что тогда уже чувствовали всю важность и настоятельную нужду его исправления. В последующие времена с умножением народа, с расширением собственности, с успехами промыслов нужда сия сделалась ощутительнее.

Всевышний благословил желания наши. С окончанием протекшего года мы имели удовольствие видеть и удостовериться, что сие важное дело восприяло успешное движение. Первая часть гражданского уложения окончена, другие постепенно и непрерывно за нею последуют.

По примерам древнего отечественного нашего законодательства мы не оставим назначить порядок, коим уложение сие совокупным рассмотрением избраннейших сословий имеет быть уважено и достигнет своего совершенства.

Но законы гражданские, сколь бы они ни были совершенны, без государственных установлений не могут быть тверды.

В числе сих установлений Совет издавна занимал важное место. В начале своем он был временным и преходящим. Но при вступлении нашем на престол, наименовав его Государственным, мы тогда же предназначили дать ему в свое время образование, свойственное публичным установлениям.

Ныне, с помощью Вышнего, положили мы совершить сие образование на следующих главных началах:

I. В порядке государственных установлений Совет составляет сословие, в коем все части управления в главных их отношениях к законодательству соображаются и через него восходят к верхов­ной императорской власти.

II. По сему все законы, уставы и учреждения в первообразных их начертаниях предлагаются и рассматриваются в Государственном совете и потом действием державной власти поступают к предназначенному им совершению.

III. Никакой закон, устав и учреждение не исходит из Совета и не может иметь своего совершения без утверждения державной власти.

IV. Совет составляется из особ, доверенностью нашею в сословие сие призываемых.

V. Члены Совета могут иметь звания в порядке судном и исполнительном.

VI. Министры суть члены Совета по их званию.

VII. В Совете председательствуем мы сами.

VIII. В отсутствие наше место председателя занимает один из членов по нашему назначению.

IX. Назначение члена председательствующего возобновляется ежегодно.

X. Совет разделяется на департаменты.

XI. Каждый департамент имеет определенное число членов, из коих один председательствует.

XII. Министры не могут быть председателями департаментов.

XIII. Члены всех департаментов составляют общее собрание.

XIV. Члены Совета, при определении коих не будет назначен особенный департамент, присутствуют в общих собраниях.

XV. Распорядок членов по департаментам возобновляется каждые полгода по нашему усмотрению.

XVI. Присутствия департаментов и общих собраний имеют положенные дни, но по уважению дел во всякое время они могут быть созваны особенным нашим повелением.

Предметы Совета, разделение их по департаментам, состав и образ их действия определяются подробно особенным учреждением, вместе с сим издаваемым.

Утвердив на сих основаниях бытие Государственного совета, мы призвали в состав его людей, знанием отечественных законов трудами и долговременною службою отличившихся.

Государственный совет, таким образом составленный, в первых своих собраниях обратит внимание на следующие главные предметы:

Первое. Гражданское уложение, по мере совершения его с принадлежащими к нему судебными обрядами и устройством судебных мест, будет поступать на его уважение. За сим последует уложение уголовное. От успешного окончания сего труда зависит общее устройство судебной части. Вверив оную особенно Правительствующему сенату, мы не умедлим дать сему высшему в им­перии нашей судебному сословию образование, важному назначе­нию его свойственное, и присоединим к его установлениям все, что может их усовершить и возвысить.

Второе. Различные части, министерствам вверенные, требуют разных дополнений. При первоначальном их учреждении предпо­лагаемо было постепенно и соображаясь с самим их действием приводить сии установления к совершенству. Опыт показал необходимость довершить их удобнейшим дел разделением. Мы предложим Совету начала окончательного их устройства и глав­ные основания общего министерского наказа, в коем с точностью определятся отношения министров к другим государственным установлениям и будут означены пределы действия и степень их ответственности.

Третье. Настоящее положение государственных доходов и расходов требует также неукоснительного рассмотрения и определе­ния. На сей конец доставим мы Совету план финансов, составленный на началах, части сей наиболее свойственных. Главные основания сего плана состоят в том, чтоб всевозможным сокращением издержек привести их в надлежащую соразмерность с приходами, установить во всех частях управления истинный разум доброй экономии и самыми действенными мерами положить твердое основание постепенной уплаты государственных долгов, коих ненарушимость, удостоверенную всеми государственными богатствами, мы всегда признавали и будем признавать одним из важнейших и неприкосновенных обязательств нашей империи. Дан в Санкт-Петербурге в 1-й день генваря в лето от рождества Христова 1810, царствования же нашего в десятое.